Тимирязевский паровичок

И вряд ли кто-нибудь подозревает, что самый старый сохранившийся трамвайный маршрут находится не в центре города, а на севере Москвы.

Паровичок в Петровско-Разумовском

Да, на картах указан маршрут конки с 1886 года, но по документам Петровской академии, конку провело 1-е Общество еще в 1874 году. Два снимка Тимирязева, и документы о соглашении Академии с обществом, ее провели раньше, чем принято считать.

Рассмотрев ряд предложений по созданию сети конной железной дороги, Московская городская дума 28 апреля 1872 г. провела торги, которые выиграла компания графа А.С. Уварова. Она начала прокладку новой магистрали, и 1 сентября 1874 г. конка пошла по Петровской линии от Тверской часовни до Петровского дворца.

Для управления эксплуатацией линий железно-конной дороги компания «Граф Уваров и К°» 28 октября 1875 г. организовала «Первое общество железно-конных дорог в Москве». Новый транспорт быстро приобрел популярность; только за 1875 г. конкой было перевезено около 8 млн пассажиров. Однако Первое общество не имело линий в Замоскворечье и не учитывало радиально-кольцевую планировку города.

В 1872 г. во время Политехнической выставки военное ведомство построило первую конно-железную линию. Следом за этим компания, основанная В.К. Делла-Восом, Н.Ф.Крузе и А.С. Уваровым, получила концессию на создание за собственный счет целой сети конно-железных дорог.

И ходит он здесь уже целых 113 лет. А началось все с того, что в 1886 году Бельгийское общество конно-железных дорог провело к Бутырской заставе из центра линию городской конки и еще одну от этой же заставы по Бутырской улице и далее через поля к Петровской академии (ныне МСХА). Но эксплуатация конки была невыгодна. По вечерам лошадей и вагоны приходилось отправлять в так называемое Андреевское депо за 8 км от академии на Долгоруковскую улицу, дом 21. В дождливую погоду лошади застревали среди полей в грязи. Вагоны конки были холодными, без оконных стекол, и ветер насквозь продувал пассажиров. Правда, были занавески и брезентовые шторы, но они часто оказывались неисправны. В результате администрация академии настояла на замене конки паровым или электрическим трамваем.

Так в ноябре 1891 года по рельсам побежал паровой трамвай или, как ласково его называли люди, .

Это был , напоминающий коробку с трубой, выходящей через крышу, с пятью-шестью маленькими вагонами позади, каждый длиной с современный легковой автомобиль.

Это был паровоз, напоминающий коробку с трубой, выходящей через крышу, с пятью-шестью маленькими вагонами позади, каждый длиной с современный легковой автомобиль.

При езде паровичок шумел, изрыгая клубы дыма и пара, а, подъезжая к остановкам, очень мелодично гудел. По вагонам, соединявшимся друг с другом переходами в тамбурах, ходил кондуктор. Поскольку в темное время суток вагон освещался двумя тусклыми свечами, кондуктор пользовался ручным фонариком, висевшим у него на груди. За проезд от академии до Бутырской заставы платили 10 копеек. Для сравнения: зарплата рабочего на бутырской парфюмерной фабрике “Ралле и К°” (ныне часть фабрики “Свобода”) и потенциального пассажира паровичка — 10 рублей, извозчик стоил гривенник, буханка ржаного хлеба — 2 копейки, баня — 4 копейки, мыло “Народное” — 1 копейку, комплексный обед (щи, каша, жареная рыба, чай) — 10 копеек. Интересно, что между академией, по чьей земле проходила колея, и Бельгийским обществом был заключен договор о льготной перевозке студентов и преподавателей.

За проезд на паровичке от академии до Бутырской заставы платили 10 копеек.

Кондуктором на паровичке некоторое время служил . Вот, что он вспоминал об этом: «Все дни и часть ночи проходили в изнурительной работе, всегда на ногах, в скрежете, спешке, и я, так же как и все кондукторы, очень уставал от этого. Когда мы слишком уж изматывались, то просили у нашего трамвайного начальства перевести нас на несколько дней на «паровичок» — паровой трамвай. Он ходил от Савёловского вокзала в Петровско-Разумовскую сельскохозяйственную академию. Это была самая лёгкая, а на кондукторском языке — самая «дачная» линия в Москве.

Маленький паровоз, похожий на самовар, был вместе с трубой запрятан в коробку из железа.

Маленький паровоз, похожий на самовар, был вместе с трубой запрятан в коробку из железа. Он выдавал себя только детским свистом и клубами пара. Паровоз тащил четыре дачных вагона. Они освещались по вечерам свечами, электричества на «паровичке» не было.

Я работал на этой линии осенью. Быстро раздав билеты, я садился на открытой площадке и погружался без всяких мыслей в шелест осени, мчавшейся по сторонам «паровичка». Берёзовые и осиновые рощи хлестали в лицо сыростью перестоявшегося листа.

Потом рощи кончались, и впереди вспыхивал всеми красками увядания великолепный парк академии. Золотое молчание стояло в нём. Громады лип и клёнов, переплетаясь с лимонной бледностью осин, открывались перед глазами, как преддверие пышного и тихого края.

<…>

Я смотрел, как дым из трубы «паровичка» обволакивал желтеющие рощи. По вечерам за ними слабо горело голубоватое зарево Москвы. Видение этих подмосковных рощ вызывало множество мыслей о России, Чехове, Левитане, о свойствах русского духа, о живописной силе, таившейся в народе, его прошлом и будущем, которое должно быть и, конечно, будет совершенно удивительным…»

Одно время кондуктором на паровичке работал Константин Паустовский, переведенный сюда из центра города, будучи разжалованным из вагоновожатых после аварии. Кстати, о вагоновожатом. Ему приходилось не только управлять составом, но и работать кочегаром. Топка помещалась внутри паровоза. Едкий дым и искры так и валили из трубы, поэтому паровичок использовали лишь в предместьях. Кстати, еще одна подобная линия была между нынешней площадью Гагарина и видовой площадкой на Воробьевых горах. Но там линию сняли еще до начала Первой мировой войны. Но вернемся в Петровскую академию. Для паровичка были выстроены длинный ангар, слесарный и ремонтный сараи, водонапорная башня, выполненная по проекту В. Шухова, того самого, что возвел телебашню на Шаболовке и еще десятки сооружений в Москве. На протяжении всей дороги построили нарядные деревянные остановки. Первая была на Бутырской улице, здесь сходили рабочие многочисленных окрестных фабрик. Следующая — у Бутырского хутора, где выходили учащиеся “Общества сельского хозяйства Бутырского хутора”, а на других остановках — дачники. Последняя остановка была в академии.

Первая была на Бутырской улице, здесь сходили рабочие многочисленных окрестных фабрик. Следующая - у Бутырского хутора, где выходили учащиеся “Общества сельского хозяйства Бутырского хутора”, а на других остановках - дачники.

В 1899 году, 25 марта по старому стилю, Бельгийское общество конно-железных дорог открыло еще одну ветку от Бутырской заставы до Петровского парка. Это была первая в Москве электрическая трамвайная линия. Ее трасса прошла по Нижней и Верхней Масловкам до Старого Петровско-Разумовского проезда. На торжественное открытие съехался весь город. Торжества проходили у депо на Н. Масловке, 15. Градоначальник произнес речь о расцвете трамвайного движения в Москве. Духовенство освятило все сооружения, вагоны и благословило благое дело. Первый блестящий вагон, украшенный лентами и флажками, выехал по маршруту, проходившему от любимого отдыха горожан — Петровского парка через густонаселенную окраину к только что устроенному Савеловскому вокзалу. После успешного испытания летом того же года движение продлили до Страстной (Пушкинской) площади. Пройдет еще 12 лет и в златоглавой не останется ни одной конно-железной дороги, все линии будут электрифицированы. В 1922 году трамвай вытеснит и паровичок, чьи проводы были не менее торжественны, чем открытие трамвая. Вот как описал их старожил и свидетель, Павел Плешков, бывший тогда студентом: “Проводы паровичка на покой состоялись в летний полдень (в июне). Студенты украсили его венками из сосновых лап и цветов, до отказа заполнили все его вагончики и вместе с профессором академии А. Фортунатовым запели сочиненный им еще в 1891 году гимн академии.

Это был паровоз, напоминающий коробку с трубой, выходящей через крышу, с пятью-шестью маленькими вагонами позади, каждый длиной с современный легковой автомобиль.

Затем с песнями и громкими криками проводили паровичок до Бутырской заставы — его конечной остановки в Москве.

Преемником паровичка стал 12-ый маршрут трамвая, возивший людей до Электрозаводской. В 1923 году маршрут удлинили до Михалкова (Коптевский рынок). А десять лет спустя рельсы с Бутырской улицы перенесли на соседнюю вятскую. А как же сосед, первый трамвай? По его маршруту до Заставы Ильича ездил N 27. В 50-е годы трамвайные пути в центре города ликвидировали, 27-й пустили до Тимирязевской (бывшей Петровской академии) и далее к нынешнему “Войковская” (тогда поселок “Радиатор” на Ленинградском шоссе), объединив этим две старые трассы.

В заключение хочется отметить, что эта трамвайная трасса является и своеобразным экскурсионным маршрутом. Вагон проносится через такие милые уху места, как Соломенная сторожка и Пышкин огород, Петровские выселки и Царскую дорожку. , усадьбы и , парки, несколько музеев, десяток интереснейших зданий и даже две трамвайные остановки двадцатых годов – и все это на линии одного маршрута, проходящего не в центре города. Но история этих сооружений — уже совсем другой рассказ.

Автор: Станислав Величко, директор Исторического музея РГАУ-МСХА

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вернуться на главную страницу

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.